4 заметки с тегом

некомпетентность

Бог троицу любит?

Вы же не думали, что за прошедшее с предыдущей записи время справедливость восторжествовала, с меня сняли все обвинения и я на радостях благополучно перестал обновлять блог? И правильно делали. :)

Итак, исполнять решение городского суда подполковник Горшков так и не стал, да и его начальник поддержал его в аргументации о том, что прямого указания на то, что документы переводить надо, нет, а то, что в мотивировочной части содержится фраза о нарушении следователем конкретной статьи УПК — это ничего, исправлять не нужно. С этой историей пока подали дополнительные жалобы, надеюсь, Владимир Владимирович приедет и разберется лично.

Также наконец получил реакцию на многочисленные жалобы о том, что факт моего обращения в службу судебных приставов — не преступление, которое незаконно разгласило банковские данные Козырева. Конечно, следствие не признало то, что было неправо, но было вынуждено согласиться с тем, что по данному эпизоду, случившемуся в 2012 году, не возбуждалось уголовное дело, соответственно, и преследование по нему было незаконным.

Потому летом меня порадовали возбуждением аж двух новых уголовных дел в отношение меня, в том числе и по этому эпизоду с обращением к приставами. Мое ознакомление с материалами основного дела, которое длилось на тот момент более полутора лет, прекратилось, а производство по нему было возобновлено, чтобы присоединить к нему назад два свежевозбужденных дела.

Следователь допросил лжепотерпевшего Козырева, получил от него подтверждение моих показаний о том, что все “разглашенные” счета я получил из публичных источников (например, из материалов Швейцарского уголовного дела или московского суда, где тот судился с нашим бывшим сотрудником Алексом “alexmak” Пацаем), и наконец исключил эпизод с обращением к приставам по причинам, что невозможно доказать, что я данные о банковских счетах получил незаконным путем. Таким образом вроде как нет оснований считать сие действие преступлением (хотя оно в принципе невозможно), все танцуют.

После этого мне снова было предъявлено обвинение (в шестой раз). Косяков, непонятностей и недоделок в деле от этого меньше не стало, и мы с моим защитником, адвокатом Сайкиным, будем продолжать добиваться их устранения. Из интереса на днях посчитаю всякую статистику того, что было сделано в рамках дела, и опубликую — самому интересно.

В итотоге на исходе восьмого года расследования я в третий раз приступил к ознакомлению с материалами дела.

О чём это всё говорит? Из-за вопиющей некомпетентности следователя дело расследуется уже восемь лет; обвинение предъявлено уже шесть раз (от чего оно более понятным не стало); следователь не может внятно сформулировать, в чем заключаются мои “преступления”; по трем из четырех статей УК РФ, по которым я обвиняюсь, истёк срок давности.

PS Помнится, следователь Горшков, почитав чат-логи, приложенные к материалам дела, отметил, что его в переписке называли “Землистым” — в честь горшка. На что я сказал, что хорошо, что в честь цветочного горшка, а не какого другого. Антон Сергеевич, прекратите страдать херней, я уже готов изменить своё мнение. :D

7 августа   159ч4   183ч3   201ч1   217 УПК   272ч2   Горшков   ГСУ   некомпетентность

Прошло 7 лет…

В августе 2016 года как-то незаметно пролетела памятная дата — 7 лет с момента возбуждения первого уголовного дела, которое впоследствии было соединено со вторым. С тех пор много воды утекло, но глобально ничего не изменилось — предварительное следствие всё ещё идёт, следователя никто не уволил и даже ни разу не наказал за многочисленные нарушения им закона при расследовании, я уже 5 лет нахожусь под подпиской о невыезде и не могу покидать пределы Санкт-Петербурга.

Итоги подводить буду, когда всё закончится, пока лишь кратко ознакомлю с тем, что произошло с момента моей прошлой записи. Или, точнее, что _не_ произошло, так как не произошло почти ничего нового. Следователь подал очередной иск в суд с целью ограничить меня во времени ознакомления с делом, не озаботившись, однако, выполнить требования закона о переводе всех материалов дела на русский язык. Суд удовлетворил просьбу, ограничив меня 29 августа сего года, однако решение в законную силу пока не вступило, так как я подал апелляцию, которая будет рассматриваться городским судом 22 сентября. После этого, если горсуд оставит решение районного суда в силе, мы перейдем в фазу передачи уголовного дела в прокуратуру, а затем и в суд для рассмотрения по существу.

За 7 лет истекли сроки давности по большинству эпизодов, по которым я обвиняюсь. Остался только один, ч4 ст159 УК РФ — самый тяжкий, о том, что я якобы присвоил себе 5,5 млн рублей, принадлежащих компании, украв их со своего же личного счета. Срок его давности истечет в 2019 году, ждать этого времени у меня нет никакого желания :) Так что посмотрим, что скажет наш самый справедливый суд в мире, думаю, уже в этом году.

Следователь уже 3 месяца с хвостиком избегает выносить повторное постановление, в котором он бы разъяснял мне суть обвинения. Я прекрасно его по-человечески понимаю, так как разъяснить весь тот бред, что изложен им же в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, просто невозможно. Но по закону он обязан был это сделать в трехдневный срок, потому, конечно, опять на него пожаловался во все инстанции, нехай возьмёт волю в кулак и обоснует свое словотворчество — любишь кататься, как говорится...

В остальном — всё течёт, всё меняется. В Швейцарии компания г-на (господина, не подумайте чего дурного) Козырева MediaPhone проходит процедуру банкротства, что, впрочем, неудивительно для всех инициатив, к которым прикасается рука этого талантливого менеджера. Eго новая швейцарская компания (ChemECO SA), которая должна была строить завод по производству химических удобрений под Питером, пока вроде как жива — хотя завод, который должны были полностью построить еще в 2015 году, ещё, насколько я знаю, строиться не начинал. Опять деньги куда-то делись?.. :D

В общем, так победим, да.

Что у нас новенького?

Я уже несколько виновато себя чувствую по тому поводу, что если уж что-то пишу, то раз в полгода, да и то о том, что ничего новенького, в общем-то, не произошло. :) Тем не менее, для тех, кто стоически продолжает читать о наших злоключениях, расскажу, чем мы сейчас заняты.

* Судебный процесс по истории с переводом материалов экспертизы.

Приморский районный суд постановил в итоге, что переводить таки надо. Прокуратура не согласилась и обжаловала дело в городской, который прекратил производство по нему, мотивировав это тем, что за это время следователь вызвал переводчика и с ним осмотрел содержимое диска. Какое это отношение имеет к переводу с тем, чтобы все стороны могли познакомиться с данными, я не знаю, однако, уж что есть, то есть. Будем подавать кассацию (но надежд у меня на нее мало).

* Ознакомление с делом

После решения городского суда о переводе продолжил знакомиться с делом. Продолжаю ходить каждый рабочий день к 9 утра и отмечаться в графике. С поста мэра ГСУ меня периодически смещает какая-то девушка-следователь, на свою беду также увлекающаяся Swarm.app. Девушки-постовые в пропускном пункте на входе выдают мне пропуск без предъявления паспорта. Следователи-соседи здороваются в лифте и на лестнице. Надо подумать о том, чтобы оставлять у них там мою печать о том, что считаю каждодневные вызовы к следователю незаконными, чтоб не таскать с собой.

* Швейцария

О том, что у нас происходит с уголовным делом в Швейцарии, лучше всего характеризует недавняя история. Получил из Лозанны в мае 2016 года (это важно!) письмо из банка, где когда-то у меня был счёт, о том, что по запросу швейцарской полиции, выполняющей международное поручение от февраля 2011 года по предоставлению российской полиции данных и выписок по счетам, среди которых был и мой. Банк уведомлял меня о том, что такие данные будут предоставлены, чтобы я был в курсе. Так что всего 5 лет международное поручение гуляло где-то в недрах правоохранительных систем обеих стран, после чего, наконец, было исполнено. Соответственно, и с остальными процессами там у нас примерно та же ситуация. Печально, но швейцарцев тоже можно понять — им не шибко интересен бизнес-конфликт между кучкой русских, не затрагивающий ничьих интересов в их стране.

* Объяснение обвинения

Решили тут вдумчиво перечитать обвинение, предъявленное мне в октябре (в пятый раз перепредъявленное, надо сказать). Я и раньше при чтении понимал, что там как-то не все складно, но при пристрастном чтении вообще волосы встают дыбом на разных местах — если с таким обвинением это поступит в суд, то у меня сложится весьма превратное впечатление о ребятах из прокуратуры, которые должны это утверждать (а судя по ответам из прокуратуры, несмотря на то, что они не слишком заинтересованы порицать действия следователя, особенно вопиющие его косяки они не могут не замечать и не отменять незаконные решения).

Собственно, подготовил и подал серию ходатайств о разъяснении мне сущности предъявленного обвинения — согласно закону, оно должно полно и четко описывать место и время совершения преступления, какие конкретно действия были совершены, и что в результате этих противоправных действий случилось (было похищено, например). В моем обвинении, несмотря на 4 статьи уголовного кодекса, везде полный хаос — и это за 5 редакций и почти 7 лет расследования самым крутым отделением МВД РФ по Санкт-Петербургу (чай, не районный, а городской уровень).

Подполковник Горшков мудрствовать не стал — на все ходатайства он ответил однотипно — что обвинение предъявлено еще в октябре, прошло почти полгода, а спросил я только сейчас, потому ничего разъяснять он не будет:

Я подозреваю, что он и сам не знает, как конкретизировать неконкретное обвинения ввиду того, что оно полностью высосано из пальца. Конечно, такая наглая отписка, никак не основанная на законе (который никак не регламентирует какие-то «временные сроки» для разъяснения обвинения), не могла меня удовлетворить, потому на указанные постановления следователя были поданы жалобы прокуратуры, которая способствовала их отмене:

Так что придётся Антону Сергеевичу таки напрячь мозги и разъяснить мне, что же он имел в виду, выдумывая несуществующие «преступления» в своем постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Судя по тому, что постановления отменены еще в мае, а по закону следователь должен вынести новые, законные и мотивированные постановления в течение 3 дней, и до сих пор ничего не родил, это умственное усилие даётся ему непросто. Ждём-с.

* Истребование доказательств

Изучая обвинение, обратил внимание на последнюю статью, по которой я обвиняюсь — ч.3 ст. 183 УК РФ — согласно фабуле обвинения, я, из корыстной заинтересованности, разгласил конфиденциальные данные о банковских счетах гр. Козырева в службу судебных приставов, которая занималась взысканием с указанного гражданина долга в несколько миллионов рублей. По логике следствия, данные о счетах псевдопотерпевшего Козырева я получил незаконным способом (правда, каким, как и когда — следствие указать затрудняется).

Подготовил заявление, в котором привёл законные основания, на которых мне стали известны данные о счетах Александра Валерьевича — но следователь, похоже, решил, ввиду невозможности сочинить что-то более логичное, просто всё отрицать:

Такие дела.

2016   217 УПК   Горшков   Козырев   некомпетентность

Потерпевший перетерпел

В прошлом году развернулась еще забавная драма, о которой всё хотел написать, но руки не доходили. Лень-матушка, много работы, вот это всё. Исправляюсь и рассказываю сейчас.

По нашему соединенному уголовному делу, где я обвиняюсь по четырем статьям УК РФ, есть эпизод (наиболее тяжкий), классифицируемый по ч.4 ст.159. Согласно нему, я в несколько этапов перевел деньги общей суммой около 5,5 млн рублей со своего счета в WebMoney на свой счет в Ситибанк, украв таким образом у компании KMK Research прибыль на эту сумму (не видите логики? не ищите, её там нет :). Поскольку сумма «ущерба» больше 2 млн рублей, он считается тяжким, со сроком давности 10 лет и соответствующим тяжести наказанием.

Так вот, раз эти деньги «мошенническим путем» были недополучены швейцарской компанией, по логике следствия, тем самым был нанесен значительный материальный ущерб акционерам КМК, которые не получили дивиденды с этой суммы пропорционально их доле участия в компании — Козыреву и его любимой дочери Султановой (ныне Антунес Фернандес). Не знаю, на каком основании Антон Сергеевич возомнил себя собранием учредителей компании в одном лице (которое и решает, какую сумму распределять в качестве дивидендов между соучредителями в конце года), но факт остается фактом — по его мнению, ущерб физическим лицам-акционерам причинён, следовательно, нужно признать их потерпевшими. Так появились в 2012 году постановления о признании потерпевшими Александра Валерьевича Козырева (24% от суммы ущерба) и Юлии Антунес Фернандес (10% от суммы ущерба) ввиду причинения им «морального вреда и материального ущерба».

Счастливые потерпевшие © Instagram @bamboosmoker

В прошлом году Антон Сергеевич Горшков вынес постановление о прекращении уголовного преследования моего компаньона, Кирилла Мурзина, и тот перешел из статуса подозреваемого в статус свидетеля. Но, как ни странно, Кирилл тоже является соучредителем компании с долей 33%. Следовательно, если пытаться принять логику подполковника Горшкова, ему тоже был причинен ущерб! Рассудив таким образом, Кирилл подал ходатайство о признании его потерпевшим по делу.

Наверное, недружественных следствию потерпевших следователь в дело допустить не мог, потому быстренько отказал по тем основаниям, что Мурзин-де «не давал в ходе производства по делу изобличающих Карпенко показаний». Ясное дело, что это всё полный бред и чушь — не требуется давать какие-либо изобличающие показания для того, чтобы тебя признали потерпевшим, равно как и наоборот. Логика тут проста — если уж двум соучредителям с меньшими долями в компании причинен некий ущерб, почему он не причинен соучредителю с большей долей?

В общем, после череды отказов, жалоб, отмен отказов и новых отказов Кирилл подал на следователя жалобу в суд в порядке ст. 125 УПК, так как ответы следователя становились, как мне кажется, всё более надуманными и невнятными, а юридическая позиция непризнанного потерпевшего оставалась железобетонной.

Следствие в данном случае сделало единственно возможное, чтобы защитить свою позицию — признало, что оно было не право и отменило постановления о признании потерпевшими Козырева и Фернандес. Вот так «потерпевшие» по данному эпизоду ими быть перестали через 3 года нашего упорного бодания с органами следствия о том, что следователь не может самостоятельно решать, как будут распределены доходы компании.

У меня вопрос. Мое дело уже почти 7 лет расследует следователь по особо важным экономическим делам, подполковник юстиции и вообще (я думаю) не последний человек в своем 6 отделе СЧ ГСУ ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Лен. области. Неужели следователя, который должен защищать закон, можно заставить исполнять его только под угрозой неблагоприятного для следствия решения суда?..

Впрочем, вопрос этот, конечно же, риторический.

2016   125 УПК   Горшков   ГСУ   Козырев   некомпетентность   Султанова