31 заметка с тегом

ГСУ

Ctrl + ↑ Позднее

Ещё больше ада!

Помните недавнюю историю, когда меня опрашивали по заявлению Александра Козырева по статье УК «Клевета»? Не знаю, чем дело кончилось с тем заявлением, но меня с тех пор туда не вызывали.

Тем временем Александр Козырев, видимо, не оставляет попыток (как и следователь Горшков, истребующий информацию из военкомата о моей службе в армии) докопаться хоть до чего-нибудь, что вылилось в очередную историю с моим участием.

Сперва расскажу краткую предысторию. Как вы, возможно, помните, 18 января 2011 года Козырев и его дочь Юлия Султанова (ныне Фернандес) были лишены права представлять компанию KMK — несмотря на странно совпавшее по времени постановление Горшкова об объявлении нас в международный розыск и прочие невероятные совпадения, каждое из которых даже по отдельности могли помешать нам с Кириллом присутствовать на собрании и тем самым потерять контроль над компанией, где у нас 66% долей.

Надо сказать, что до того момента Козырев лично являлся представителем компании КМК в уголовном деле в России, а после собрания, по идее, это право потерял... впрочем, что не помешало ему продолжить выступать от имени компании при как минимум попустительстве Горшкова, который был неоднократно оповещён об отзыве всех доверенностей Козырева. Насколько мне известно, следствие до сих пор считает Александра полномочным представителем КМК, со свойственной следователю Горшкову объективностью закрывая глаза на документальные подтверждения обратного.

Естественно, после отзыва доверенности у Козырева компанию в уголовном деле в России должен был кто-то представлять, потому независимый Швейцарский директор из бухгалтерской фирмы, которую порекомендовала адвокат Козырева и Султановой, назначил нового представителя — адвоката Серова из адвокатской палаты Санкт-Петербурга. Насколько мне известно, последний пытался стать представителем потерпевшей стороны в уголовном деле, однако, судя по всему, подполковник Антон Горшков ему в этом отказал, хотя подробности мне не известны.

В любом случае, возвращаемся в настоящее время. Козырев, пораскинув мозгами, подал очередное заявление о совершенном преступлении в отношении меня, Кирилла и самого адвоката Серова по ст. 294 УК РФ — «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования». Суть претензий г-на Козырева я так, признаться, и не понял — согласно его заявлению выходило, что я и Кирилл мешаем следствию объективно расследовать дело, используя адвоката Серова (?!), который всячески препятствует осуществлению правосудия.

Какая трогательная забота о следователе Горшкове, которому мы якобы мешаем вести расследование! Я прямо-таки вижу, как одним из вечеров чуткое сердце Александра Валерьевича в очередной раз облилось кровью за страдания подполковника ГСУ, и это страдание незамедлительно вылилось в заявление о нашем новом преступлении...

В итоге сходил сегодня в Следственный комитет, которому поручили проверку потока сознания заявления, и дал свои объяснения по существу вопроса.

Теперь, вероятно, следует ждать заявлений о преступлении от Козырева по поводу моего «ненасытного шопоголизма», связанного с «общим духовным нигилизмом».

2013   294   Горшков   ГСУ   СК

Весна!

Итак, после длительного сопротивления, зима наконец сдала свои позиции у нас в Петербурге — и температура почти всегда плюсовая, местами доходящая до головокружительных (по сравнению с ситуацией еще пары недель назад) +8º, и снег почти растаял, обнажив чёрную землю, густо сдобренную солью, мусором и какаш… хотя я как-то слишком лирически всё это начал писать. Суть не в этом. Позвал меня к себе в гости мой давний знакомый Антон Сергеевич Горшков, подполковник юстиции, следователь 6 отдела следственной части по расследованию организованной преступной деятельности Главного следственного управления Главного управления Министерства внутренних дел Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Будучи добропорядочным гражданином, к тому же обременённым подпиской о невыезде и примерном поведении, я не мог не согласиться и нанёс ему визит, в ходе которого выяснил, как водится, много интересного о бурной деятельности по расследованию вменяемых мне преступлений, не прекращающейся ни на минуту (ну, мне хотелось бы так думать).

В ходе следственного действия мне был представлен для ознакомления ряд документов.

В первую очередь, конечно, хочется отметить постановления о продлении срока предварительного следствия до 27 и 30 месяцев соответственно (несмотря на неоднократные ходатайства о своевременном ознакомлении, следователь никогда с этим не спешит, и дает ознакомиться с ними с двух-трех месячной задержкой). Самое интересное там, конечно, это перечисление того, что следователь сделал за предыдущий период и что собирается сделать в дальнейшем.

Итак, с сентября 2012 года (то есть, по сути, за последние полгода) следователь Горшков:

  • Назначил психиатрическую судебно-медицинскую экспертизу (и провёл её), получил результаты, но пока не успел с ними ознакомить все заинтересованные стороны;
  • Направил письмо в компетентные органы США (в мае 2012 года) и терпеливо ждёт ответа на него;
  • Дополнительно допросил сотрудника Отдела «К» Олега Кузнецова, который активно хотел устроиться к нам на работу, а затем, по словам Козырева, был взят «на зарплату» им лично;
  • Истребовал материалы жалобы на себя, любимого, из службы собственной безопасности, и приобщил их к уголовному делу (видимо, чтобы проверить факты в отношении самого себя?);
  • Допросил «потерпевшего» Козырева, который дал новые подробности, имеющие значение для уголовного дела;
  • Выяснил все подробности о моей службе в армии в городском военкомате, дабы, видимо, убедиться, что на том фронте у меня всё в порядке с документами, а то можно было бы и за это привлечь —

Теперь неутомимый следователь планирует до 30 июня 2013 года, когда закончится 30 месяцев расследования уголовного дела (это если не считать первое дело, которое соединили со вторым и его срок в 11 месяцев расследования поглотился бóльшим) завершить следующие неотложные дела:

  • Дождаться-таки ответа из правоохранительных органов США, который так и не пришёл за год;
  • Ознакомить всех нас (меня, Кирилла и Козырева с его дочерью) с результатами психиатрической экспертизы;
  • Ознакомить меня с материалами компьютерной экспертизы, которую провели еще в апреле прошлого года, но у Антона Сергеевича, похоже, руки никак не доходили;
  • Ознакомить меня с материалами уголовного дела перед передачей его в суд;
  • Подумать о переквалификации вменяемых мне действий с ч.4 ст.159 УК РФ (Мошенничество) на ч.4 ст.160 УК РФ (Присвоение или растрата), в дополнение к ч.2 ст.272 и ст. 183 УК РФ (о нарушении банковской тайны).

Как видите, фронт работ есть, так что чем до осени заняться (а то и до зимы), Антон Сергеевич найдёт.

Попутно ознакомился с заключением экспертов, которые не нашли никаких противоречий в моих показаниях в деле, а также процитировали ряд забавных характеристик, данных мне представителями противоположной стороны:

В общем и целом, как и предполагалось, я вполне психически здоров:

На следующей неделе пойду опять, теперь знакомиться с материалами компьютерной экспертизы. Кроме того, на вчерашнем ознакомлении познакомился еще с парочкой любопытных документов, о них напишу отдельно попозже.

Больше ада!

Несколько дней назад на мой мобильный телефон поступил звонок с номера, неуловимо похожего на рабочий телефон следователя Горшкова (но не такой же). Ощущения не обманули: звонили действительно из полиции.

Вежливый голос в трубке назвался дознавателем Иваном Сергеевичем Рогозиным, работающим в отделе дознания ГСУ ГУ МВД Санкт-Петербурга и Лениниградской области. Иван Сергеевич очень хотел лицезреть меня очно и получить мои объяснения по ряду вопросов.

Как законопослушный гражданин, я явился в назначенное время в отдел дознания, расположенный на ул. Очаковской, 8А. Иван Сергеевич оказался весьма корректным дяденькой в чине лейтенанта полиции. Познакомившись, мне было предъявлено заявление о возбуждении уголовного дела, написанное (вы уже догадались, да?) Александром Валерьевичем Козыревым, на тему того, что на данном ресурсе (ripdev.com) размещены материалы, якобы порочащие его честь и достоинство.

Scorpios33 указал на следующие записи, уточнив, что именно ему не понравилось:

«Подписи и акции»:

Интересная деталь, как выяснилось значительно позже, в ходе исследования выписок по банковским счетам, полученных через суд в рамках расследования уголовного дела в Швейцарии о растрате средств KMK Research по нашему заявлению, выяснилось, что на самом деле Александр внёс только 75 тысяч франков наличными, а остальные 25 тысяч... внёс со счета KMK Research Sàrl.

По мнению г-на Козырева (согласно его заявлению), здесь его обвиняют в совершении тяжкого преступления в рамках ч.3 ст.158 УК РФ «Хищение», соответственно, пассаж этот подпадает под действие ч.5 ст.128.1 — клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

«Поработал? Теперь верни деньги!»:

В общем, я дал подробные объяснения, приложил протокол допроса самого Козырева в Швейцарии (в качестве обвиняемого по тамошнему уголовному делу), где он сам себя опровергает, и отправил всё Пацаю.

Здесь Александр Валерьевич никак не может согласиться c написанным о том, что в Швейцарии он является обвиняемым, что опять-таки может считаться, по его мнению, распространением заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

«Узаконенная коррупция»:

А я пока расскажу вам о вещах, не очень связанных с нашим делом о Ripdev, а именно о другой стороне деятельности г-на Козырева, которой он занимался до того, как обогатился за чужой счёт на программном обеспечении.

Александр категорически не согласен с тем, что он обогатился за чужой счёт на программном обеспечении. Впрочем, всё субъективно, и то, что кажется одному человеку, совсем не обязательно согласуется с тем, что думает об этом же другой.

Впрочем, всё это вполне согласуется с историями самого Козырева, которые тот нам рассказывал о том, что он вхож во все кабинеты мэрии Санкт-Петербурга и легко и непринуждённо за определённую мзду «пробивает» нужные решения.

Клевета в чистом виде, возмущается в своем заявлении господин Козырев, перемещавшийся в момент описываемых событий по городу на черном Range Rover с тематическими номерами О … ОО 98 RUS! Если то, что он рассказывал об этом довольно широкому кругу лиц — не правда, а плод его воображения, то могу предложить ему всё-таки пройти психиатрическую экспертизу, аналогичную моей, на тему «склонности к фантазиям»:

Ознакомив меня с указанным заявлением, поданным «опороченным» Козыревым на имя начальника ГСУ ГУ МВД Санкт-Петербурга, дознаватель задал мне ряд вопросов, на которые им были получены ответы. После чего, внеся ясность в наиболее принципиальный вопрос о том, что лично я считаю приведенные сведения достоверными и не являющимеся клеветой, я покинул стены этого гостипреимного заведения. Далее, я так понимаю, дознаватель должен допроверить указанные факты и возбудить или не возбудить уголовное дело.

Учитывая, что заявление Козырева в работе на городском уровне (а не районном, что было бы логичным), и проверяется уже знакомым нам Главным Следственным Управлением г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, я могу не сомневаться, что дело будет возбуждено. Удастся ли что-либо доказать в рамках следствия — вопрос отдельный. Интересно, вести это дело о клевете будет тоже подполковник Горшков?

Разглашать — можно!

В январе один из читателей данного блога прислал мне ссылку на вот эту статью про подписку о неразглашении данных предварительного следствия и о том, что она не может быть отобрана в отношении подозреваемого и обвиняемого лица. Спасибо!

Изучив теорию вопроса, сочинили жалобу об этом, и сегодня получили ответ от непосредственного начальника следователя Горшкова, заместителя руководителя следственной части В.Г. Онохина:

Ваша жалоба от 21.01.2013 (вх. № С-17 от 22.01.2013) на действия следователя Горшкова А.С. по отобранию у Карпенко В.А. подписки о неразглашении данных предварительного следствия по уголовному делу №286065, рассмотрена.

По результатам рассмотрения Ваша жалоба, в части касающейся не соответствия действий следователя Горшкова А.С. при отобрании указанной подписки судебному акту — Определению Конституционного Суда РФ №467-О от 21.12.2004, признана обоснованной и удовлетворена.

По итогам проверки следователь Горшков А.С. заслушан на оперативном совещании руководства следственной части ГСУ и строго предупрежден о недопустимости впредь подобных нарушений законодательства.

В связи с тем, что отобрание подписки о неразглашении данных предварительного следствия фактически не повлекло существенных нарушений законных прав и интересов обвиняемого Карпенко В.А., который по данным следствия продолжает размещать информацию о ходе расследования уголовного дела №286065 в сети Интернет, оснований для привлечения следователя Горшкова А.С. к дисциплинарной ответственности не усматривается.

Отрадно, что следствие решило исполнить постановление Конституционного Суда, но печально то, что никакого наказания за очередное нарушение закона (уже далеко не первое и даже не десятое, по моему мнению) следователь не понесёт, так как я-де размещал информацию о ходе расследования в сети Интернет. По уровню аргументации это скорее похоже на ответ «а у вас в Америке негров линчуют!»

Ну и могу сказать, что с момент отобрания у меня подписки я не размещал никаких материалов предварительного следствия, так что упрекнуть меня не в чем, кроме, разве что, отдельных не совсем лестных отзывов об отдельных членах следственной группы (которые, впрочем, на мой взгляд, вполне заслужены).

Наконец, не сомневался, что уважаемый подполковник Горшков читает данные заметки. Пользуясь случаем, передаю ему привет!

Следствие идёт

Получил письмо-уведомление о том, что срок предварительного следствия продлён до 30 марта 2013 года, а всего — до 27 месяцев. И это не учитывая 12 месяцев расследования первого дела. Контора пишет, собаки лают, а караван идёт.

По мнению противоположной стороны, оно длится так долго оттого, что я-де заваливаю следствие ходатайствами и жалобами, на которые оно должно практически круглосуточно отвечать. Чушь какая, и они сами в это верят?

А по моему мнению, у следователя просто недостаточно фактов для того, чтобы как-то подтвердить мою вину, а потому он как может, затягивает процесс — перед заказчиком «потерпевшим» неудобно, а, быть может, и какая-нибудь абонентская плата тикает помесячно.

В любом случае, бесконечно следствие тянуть не получится — последний раз оно было продлено из-за необходимости обследовать меня у психиатра, в конце марта же будет пролонгировано в связи с необходимостью дождаться заключения экспертизы. Далее вроде как у следователя заканчиваются опции, но я почти уверен, что подполковник Горшков найдёт новые, неожиданные ходы, чтобы и дальше мариновать дело о 37 томах на полках своего шкафа.

Так победим!

Вернемся в Россию

Если помните замечательную историю о том, как мега-следователь по особо важным делам подполковник А.С. Горшков направил меня на психолого-психиатрическую судебную экспертизу, то, возможно, помните и о том, что прямо накануне неё он отложил проведение в связи с тем, что ещё не ознакомил с ней Кирилла, который является вторым подозреваемым по делу. Всё это было в конце ноября.

Плавно прошёл весь декабрь и почти весь январь, всё это время следователь ГСУ явно занимался чем-то важным (так как ознакомил с постановлением Кирилла он, как и собрался, практически незамедлительно), но наконец, по-видимому, нашел время и для меня и вчера пригласил аж на два следственных действия сразу, 29 и 30 января к 9 утра.

По своему обыкновению, Антон Сергеевич не рассказывает, что меня на этих встречах ждёт, но путём применённого в отношение него бесчеловечного психологического прессинга по телефону (то есть в ответ на прямой вопрос) стало понятно, что в том числе речь идёт и о психиатрической экспертизе. Вероятно, мне вручат повестку с новой датой этого обещающего стать фееричным действа.

Традиционно, буду держать вас в курсе событий.

2013   Горшков   ГСУ   экспертиза

Допросить всех!

Тем временем следователь по особо важным делам, подполковник ГСУ Антон Сергеевич Горшков активно продолжает расследование уголовного дела. Теперь он сделал новый ход: сегодня от него пришла телеграмма с вызовом на допрос прямо завтра с утра… моей маме.

Уж она-то, конечно, в курсе, куда её сын (который уже 14 лет живёт отдельно, к слову) четыре года назад дел несуществующие 10 миллионов рублей, и как писать приложения для iPhone, о да.

Впрочем, неизвестно, в качестве кого собирается допрашивать мою маму Горшков, так как в телеграмме это не указано — не удивлюсь, если выяснится вдруг, что она тоже подозреваемая в деле о неправомерном доступе к компьютерной информации, или лично крала некие вымышленные деньги у Козырева, Александра свет Валерьевича. И интересно, кто ещё на очереди? Можно, например, попробовать допросить мою кошку — она-то уж точно в теме.

Завтра узнаем.

Борьба с коррупцией и суды

Всё-таки непредсказуемы пути правосудия в нашей любимой стране. Я уже писал о том, что в конце прошлого года я подал две жалобы в порядке ст. 125 УПК (она определяет процесс обжалования действий следователя) в Красногвардейский суд г. Санкт-Петербурга.

Первая жалоба была о том, что избрание следователем меры пресечения в виде подписки о невыезде спустя 10 месяцев после начала дела — незаконно, ведь законом определено, что подписка (или арест) даются только в случае наличия исключительных обстоятельств. Так уж совпало, что исключительными, по-видимому, обстоятельствами тут был факт допроса Козырева в качестве обвиняемого в Швейцарии, на котором я должен был присутствовать в качестве представителя потерпевшего (компании KMK и себя лично). Это, конечно, мои домыслы и странные совпадения, но как иначе объяснить факт внезапного предъявления мне обвинения тут с последующим вялотекущим процессом расследования в течение последующих 8 месяцев? Только необходимостью посадить меня под подписку, которую не нужно продлевать каждые 10 дней, как в случае с подозреваемым.

В любом случае, при выдачи мне повестки о предъявлении обвинения мне была выдана одна подписка о невыезде, а через 4 дня — другая. Более того, весной я подписал третью — видимо, следователю по особо важным делам Горшкову показалось, что двух — маловато.

В общем, всю эту историю я обжаловал в суд, и суд бодро подтвердил позицию следователя — основания для избрания подписки были! Это тот факт, что я уехал в новогодний отпуск перед тем, как было открыто уголовное дело, и следовательно, скрылся от следствия. Как можно предугадать то, что в отношении меня будет открыто дело до того, как оно открыто, и скрыться от следствия за два дня до возбуждения дела, я не знаю, ну да ладно. Таковы уж коллизии нашего правосудия. С решением я не согласился и обжаловал его в городской суд, который поддержал мою точку зрения и отправил дело на повторное рассмотрение в райсуд в ином составе судей.

Районный Красногвардейский суд в лице уже другого судьи снова рассмотрел дело и пришел к таким же выводам, что и в первый раз — следователь действовал абсолютно законно, кроме, разве что, второй подписки, которая была избранна с нарушением процедур. Я снова не согласился с таким выводом и ещё раз обжаловал в городской суд, который, видимо, надоев заниматься этим делом, оставил в силе решение районного суда. Что ж, история с подписками на этом не закончена.

Теперь по второму делу... Тут ситуация ещё более абсурдная — в апреле 2011 года я обратился с требованием предоставить копии всех материалов дела, с которыми я имею право знакомиться. Следователь невозмутимо отказал в этом, сославшись на то, что по делу я прохожу уже в качестве свидетеля, соответственно, прав у меня таких нет. После этого была длинная череда обжалований, жалоб и прочего, с привлечением самого Антона Сергеевича Горшкова, его непосредственного начальства, начальства ГСУ при ГУ МВД, прокуратуры города (которая указала на то, что ознакомить меня с документами всё-таки нужно, правда, следователь эту указюльку бодро проигнорировал, написав, что постановления прокуратуры носят рекомендательный характер). В итоге после прохождения всех инстанций было принято решение обжаловать это всё в суд, раз следователь злостно игнорирует постановления прокуратуры.

Предсказуемо, как я и писал ранее, суд согласился с доводами следователя, и дело ушло на кассацию в городской суд, который успешно отменил постановление районного и отправил дело на новое рассмотрение. И вот в четверг, 21 июня, свершилось чудо: судья Красногвардейского суда вынес решение в мою пользу, обязав следователя ознакомить меня с документами.

Вдумайтесь: больше года ушло на то, чтобы заставить следователя делать то, что он должен был делать и так по закону. Для этого потребовалось написать около 10 жалоб в разные ведомства, загрузить работой двух судей районного и трёх — городского судов, не говоря уже о сонме крупных и не очень начальников в МВД. Эффективность системы поражает.

На этой неделе пойду наконец знакомиться с материалами дела.

И, наконец, расскажу о том, как у нас в полиции ведется борьба с коррупцией. Если кто не в курсе, есть такое специальное подразделение ГУ МВД по Санкт-Петербургу — ОРЧ собственной безопасности. Цитирую сайт:

ОРЧ (собственной безопасности) ГУ МВД России заинтересовано в активном взаимодействии с общественностью и готово принять информацию о совершении правонарушений конкретными сотрудниками милиции.

В общем, подумалось мне, раз у нас следователь ГСУ подполковник Горшков, судя по всему, настолько аффилирован с одной из сторон (вплоть до подготовки проектов допросов для нее и общих описаний о том, как меня будут «обкладывать по полной»), не сообщить ли мне об этом факте в вышеупомянутую структуру, которая как раз и должна заниматься такими вещами.

Подготовил жалобу, приложил к ней распечатки электронной корреспонденции, исходящей от следователя Горшкова и оперативника из отдела «К» Кузнецова, и прочие убедительные, на мой взгляд, доказательства их как минимум тесного взаимодействия с «потерпевшим», и стал терпеливо ждать ответа. Через какое-то время мне позвонил сотрудник ОРЧ, подполковник Максим Юрьевич Паражинский, и пригласил на свидание. Окрыленный, я пришёл и дал дополнительные объяснения, как, что и чего.

Как вы думаете, как расследовал эту жалобу Максим Юрьевич? Ни за что не догадаетесь. Он пригласил к себе следователя Горшкова, самого Козырева и оперативника Кузнецова, и взял с них честное слово объяснения о том, что никакой аффилированности нет и в помине, мамой клянёмся!. На основании этих объяснений г-н Паражинский прислал мне ответ о том, что указанные мной в жалобе факты не нашли своего подтверждения.

Борьба с коррупцией в поте лица, чо. И почему я не удивлён?..

Ну и наконец, попутно тут развивается ещё одна весьма абсурдная история с участием Козырева, о ней расскажу в ближайшие дни.

Вести с фронтов

Пишу редко, так как значительных новостей пока и нет — в основном, бюрократическая волокита. Я оспариваю действия следователя в суде по ст. 125 УПК сразу по двум разным вещам — по избранию мер пресечения в виде подписок о невыезде безо всяких на то оснований, и в отказе следователя знакомить меня с теми документами, на ознакомление с которыми я, как подозреваемый, имею полное право (например, повестки о вызове меня на допрос следователь почему-то считает «конфиденциальной информацией»… видимо, настолько конфиденциальной, что даже я о них ничего не знаю и знать не должен). Напомню, что подписок о невыезде, одновременно действующих в отношение меня, у меня на начало месяца было аж три.

В конце ноября прошлого года Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга в лице судьи Елисеева бодро отказал в удовлетворении иска, заявив, что следователь может избирать столько подписок, сколько ему взбредет в голову. Мы не согласились и подали кассацию в городской суд, который согласился с нашими доводами и вернул дело на повторное рассмотрение в Красногвардейский. Теперь уже другой судья, Татьяна Михайловна Тихомирова, постановила, что значительных нарушений в действиях следователя нет, кроме избрания второй по счету подписки, которую она отменила. Что ж, теперь я на 1/3 свободнее в своих перемещениях. В любом случае, на наш взгляд, решение абсурдное, поэтому пойдём на третий круг в городской суд.

Что касается второго дела, связанного с отказом следователя в ознакомлении с документами, тут судья того же Красногвардейского суда (прямо заповедник законности, ей-богу) Наталья Вячеславовна Козунова, видимо, решив не заморачиваться, ответила просто — все действия следователя законны, а мнение прокуратуры города (которая ранее уже зафиксировала нарушение следователем закона) ей не указ. Что самое смешное, что в заседании присутствующий прокурор подтвердил — да, в городской прокуратуре-де ошиблись, и он с её мнением не согласен. Ооок, видимо, районные прокуратуры у нас нынче являются самостоятельными и обособленными структурами, не подчиняющимся городской. Что ж делать, времена такие. И это решение пойдёт в городской суд на обжалование.

А мой любимый следователь Антон Сергеевич Горшков отобрал у меня 15 марта подписку о неразглашении данных предварительного следствия в порядке ст. 161 УПК, посему радовать вас очередными казусами и нестыковками в деле я буду теперь значительно реже, только в тех случаях, когда смогу. Но у меня всё записано, и всё в любом случае будет предано гласности по окончанию действия подписки. Я — за то, чтобы подобные герои уголовного делопроизводства были на виду.

Обнимаю вас, а у нас впереди — итоговое заседание суда в Швейцарии по установленному двойной экспертизой факту подделки моей подписи на договоре купли-продажи 30% акций компании MediaPhone SA в пользу Козырева. Я, конечно, буду ходатайствовать о том, чтобы подполковник Горшков разрешил мне съездить на него, но на 100% уверен в его решении. Что ж, строго говоря, моё присутствие там и не обязательно — я думаю, что и сам Козырев туда не явится и за нас поработают наши адвокаты.

Подписок мало не бывает

Несмотря на то, что гражданский суд против г-на Козырева, пытающегося присвоить себе деньги «KMK Research» мы выиграли, два открытых уголовных дела в отношении меня и Кирилла Мурзина продолжают расследоваться в привычном для нашей полиции ритме: то есть вяло.

В конце прошлого года я подал в суд на действия следователя в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ по поводу избрания следователем Горшковым А.С. мне аж двух подписок о невыезде. Суд первой инстанции отклонил мою жалобу, не потрудившись разобраться в сути вопроса и признав действия следователя обоснованными. Впрочем, 10 января городской суд отменил постановление районного и направил жалобу на повторное рассмотрение, которое состоится через 2 недели.

Прокуратура же согласилась с доводами защиты о том, что фактически меня по первому уголовному делу нужно продолжать считать подозреваемым, так как постановление о прекращении уголовного преследования не выносилось, потому юление подполковника Горшкова о том, что я-де «свидетель» направлено лишь на ограничение моих прав (свидетели имеют значительно меньше прав, чем подозреваемые). Сначала следователь сказал, что постановление прокуратуры носит «рекомендательный характер», но несколько дней назад позвал меня на беседу в рамках первого (экономического) уголовного дела, куда я и явился на этой неделе.

Горшков ехидно заявил, что он выполняет требование прокуратуры и признаёт, что я до сих пор являюсь подозреваемым. Потому... вот вам, гражданин Карпенко, ещё одна подписка о невыезде. Интересно то, что последний раз по данному делу следователь избирал мне подписку в марте 2010 года, после чего необходимости в её избрании явно не испытывал, и лишь через два года (без нескольких дней) внезапно решил, что я могу скрыться. Прекрасно сознавая то, что им же в отношении меня отобраны действующие подписки по второму уголовному делу...

В общем, в итоге мной даны теперь три действующие подписки о невыезде и надлежащем поведении. И одно обязательство о явке. Что ж, сидим в городе дальше...
Ctrl + ↓ Ранее