Как я провёл этот год, часть 1

Всем привет, извините, что долго не писал — причин всяких разных много, но основная одна — было не собраться. :)

Если вы думаете, что это оттого, что дело моё благополучно закрыто, то вы недооцениваете мощь и усердие наших следственных органов, готовых потратить значительный отрезок своей профессиональной жизни на расследование особо тяжкого преступления с несуществующим событием и невыясненными до конца за 6 лет обстоятельствами :)

В любом случае, исправляюсь и постепенно перескажу, что происходило с момента моего последнего рассказа в начале года.

Как я писал раньше, я со своей защитой начал знакомиться с материалами дела в самом конце ноября прошлого года. «Потерпевший» до этого познакомился с этими же материалами, потратив на это полгода (что неудивительно при объеме дела в 69 томов, практически каждый из которых состоит из 250 страниц). Однако, уже в феврале (через 3 месяца после начала ознакомления) следователь Горшков начал беспокоиться относительно того, что как-то это всё долго происходит, и подал на меня в суд с целью ограничить меня во времени ознакомления (по процедуре, описанной в ч.3 ст. 217 УПК РФ — вкратце, следствие не может ограничивать обвиняемого во времени ознакомления с материалами дела иначе, чем по судебному решению).

Суд, рассматривавший дело об этом, встал на нашу сторону, решив, что если другая сторона знакомилась с делом 6 месяцев, то я имею право на срок по крайней мере не меньший. Впрочем, следователя Горшкова это не остановило, оттого закидывал старик невод еще три раза — то есть появилась у нас традиция где-то раз в месяц посещать суд в связи с очередным требованием следствия ограничить, наконец, этот произвол и знакомство с материалами высосанного из... простите, выстраданного дела, получать отказ суда и возвращаться к фотографированию почти 17 000 страниц, из которых оно состоит. Кстати, почти два тома дела занимает распечатка публикаций из этого блога со всеми комментариями — так что можете передать привет следствию прямо тут — видимо, то, что здесь пишется, тоже является ценными доказательствами моей вины. :)

На четвертую просьбу следствия первой инстанции суд, наконец, решил удовлетворить её и постановил 25 июня, что времени до 30 июня включительно мне достаточно на ознакомление со всем, что содержится в материалах дела. На это решение была подана апелляционная жалоба и оно пока не вступило в законную силу (жалобу должен будет сперва рассмотреть городской суд).

Одновременно с этим разворачивалась параллельная история, когда я сначала ходатайствами, затем жалобами вышестоящему начальству, а потом — через суд, пытался добиться от следствия исполнения требований закона. Как вы, может быть, помните, существенную часть материалов дела занимает так называемая компьютерная экспертиза, которая заключается в том, что следствие попросило эксперта выделить всю почтовую переписку, документы в .doc, .xls, .pdf и чат-логи с компьютера, изъятого в ходе первого обыска у Кирилла, что и было экспертом проделано. Часть полученных материалов (чат-логи и почтовая переписка) была дополнительно распечатана на бумажный носитель (что заняло 27 томов дела). Тут же возникла накладка в том, что значительное количество материалов оказалось на иностранных языках (в основном на английском), а закон требует, чтобы материалы экспертизы (равно как и вещественные доказательства) предъявлялись на русском языке.

Еще в 2013 году следователь согласился с доводами о том, что переводить всё-таки надо, но работу до конца не доделал — перевел только 27 томов, что были распечатаны (потратив на это порядка 450 тысяч казённых рублей и полгода), и проигнорировал те материалы, которые приложены на DVD диске и которые являются такой же неотъемлемой части экспертизы, как и напечатанные. Собственно, практически весь последний год мы занимаемся тем, что пытаемся заставить следствие выполнить закон и перевести и их.

Конечно, оттого, что следователь Горшков накосячил и не подумал, когда назначал экспертизу, учитывая объём непереведенных материалов (а он составляет порядка 65 тысяч страниц при стоимости перевода 200 руб за страницу), ему сильно не хочется этим заниматься, потому в итоге пришлось подавать на него в суд. Надо сказать, что районный суд отказал в апреле в удовлетворении нашей жалобы, мотивировав это тем, что «полный перевод ... может повлечь значительные временные и финансовые затраты.» Однако впоследствии городской суд согласился с тем, что вынесенное районным судом решение не может быть признано законным и обоснованным, оттого отменил его, отправив на новое рассмотрение в ином составе. Ждём теперь назначение даты заседания (с июля месяца ждём, надо сказать).

Кстати, интересный перекос в работе суда — жалобы по ст. 125 УПК РФ должны назначаться в течение нескольких рабочих дней после их регистрации в канцелярии суда, и это так и происходит, если такие жалобы исходят от следователя. Если же жалуется обвиняемый на следователя — дело назначат хорошо если на через месяц. Не знаю, особенности это работы моего местного суда или это общепринятая практика, но факт остаётся фактом.

В следующем посте расскажу про другую интересную историю, и потом — о том, что происходит прямо сейчас.

Поделиться
Отправить
2 комментария
Алексей

госпаде, когда ж издохнет это «дело»?

Don Reba

¡Qué ridículo es esta historia! Lamento por tu situación.

Популярное