Что у нас новенького?

Я уже несколько виновато себя чувствую по тому поводу, что если уж что-то пишу, то раз в полгода, да и то о том, что ничего новенького, в общем-то, не произошло. :) Тем не менее, для тех, кто стоически продолжает читать о наших злоключениях, расскажу, чем мы сейчас заняты.

* Судебный процесс по истории с переводом материалов экспертизы.

Приморский районный суд постановил в итоге, что переводить таки надо. Прокуратура не согласилась и обжаловала дело в городской, который прекратил производство по нему, мотивировав это тем, что за это время следователь вызвал переводчика и с ним осмотрел содержимое диска. Какое это отношение имеет к переводу с тем, чтобы все стороны могли познакомиться с данными, я не знаю, однако, уж что есть, то есть. Будем подавать кассацию (но надежд у меня на нее мало).

* Ознакомление с делом

После решения городского суда о переводе продолжил знакомиться с делом. Продолжаю ходить каждый рабочий день к 9 утра и отмечаться в графике. С поста мэра ГСУ меня периодически смещает какая-то девушка-следователь, на свою беду также увлекающаяся Swarm.app. Девушки-постовые в пропускном пункте на входе выдают мне пропуск без предъявления паспорта. Следователи-соседи здороваются в лифте и на лестнице. Надо подумать о том, чтобы оставлять у них там мою печать о том, что считаю каждодневные вызовы к следователю незаконными, чтоб не таскать с собой.

* Швейцария

О том, что у нас происходит с уголовным делом в Швейцарии, лучше всего характеризует недавняя история. Получил из Лозанны в мае 2016 года (это важно!) письмо из банка, где когда-то у меня был счёт, о том, что по запросу швейцарской полиции, выполняющей международное поручение от февраля 2011 года по предоставлению российской полиции данных и выписок по счетам, среди которых был и мой. Банк уведомлял меня о том, что такие данные будут предоставлены, чтобы я был в курсе. Так что всего 5 лет международное поручение гуляло где-то в недрах правоохранительных систем обеих стран, после чего, наконец, было исполнено. Соответственно, и с остальными процессами там у нас примерно та же ситуация. Печально, но швейцарцев тоже можно понять — им не шибко интересен бизнес-конфликт между кучкой русских, не затрагивающий ничьих интересов в их стране.

* Объяснение обвинения

Решили тут вдумчиво перечитать обвинение, предъявленное мне в октябре (в пятый раз перепредъявленное, надо сказать). Я и раньше при чтении понимал, что там как-то не все складно, но при пристрастном чтении вообще волосы встают дыбом на разных местах — если с таким обвинением это поступит в суд, то у меня сложится весьма превратное впечатление о ребятах из прокуратуры, которые должны это утверждать (а судя по ответам из прокуратуры, несмотря на то, что они не слишком заинтересованы порицать действия следователя, особенно вопиющие его косяки они не могут не замечать и не отменять незаконные решения).

Собственно, подготовил и подал серию ходатайств о разъяснении мне сущности предъявленного обвинения — согласно закону, оно должно полно и четко описывать место и время совершения преступления, какие конкретно действия были совершены, и что в результате этих противоправных действий случилось (было похищено, например). В моем обвинении, несмотря на 4 статьи уголовного кодекса, везде полный хаос — и это за 5 редакций и почти 7 лет расследования самым крутым отделением МВД РФ по Санкт-Петербургу (чай, не районный, а городской уровень).

Подполковник Горшков мудрствовать не стал — на все ходатайства он ответил однотипно — что обвинение предъявлено еще в октябре, прошло почти полгода, а спросил я только сейчас, потому ничего разъяснять он не будет:

Я подозреваю, что он и сам не знает, как конкретизировать неконкретное обвинения ввиду того, что оно полностью высосано из пальца. Конечно, такая наглая отписка, никак не основанная на законе (который никак не регламентирует какие-то «временные сроки» для разъяснения обвинения), не могла меня удовлетворить, потому на указанные постановления следователя были поданы жалобы прокуратуры, которая способствовала их отмене:

Так что придётся Антону Сергеевичу таки напрячь мозги и разъяснить мне, что же он имел в виду, выдумывая несуществующие «преступления» в своем постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Судя по тому, что постановления отменены еще в мае, а по закону следователь должен вынести новые, законные и мотивированные постановления в течение 3 дней, и до сих пор ничего не родил, это умственное усилие даётся ему непросто. Ждём-с.

* Истребование доказательств

Изучая обвинение, обратил внимание на последнюю статью, по которой я обвиняюсь — ч.3 ст. 183 УК РФ — согласно фабуле обвинения, я, из корыстной заинтересованности, разгласил конфиденциальные данные о банковских счетах гр. Козырева в службу судебных приставов, которая занималась взысканием с указанного гражданина долга в несколько миллионов рублей. По логике следствия, данные о счетах псевдопотерпевшего Козырева я получил незаконным способом (правда, каким, как и когда — следствие указать затрудняется).

Подготовил заявление, в котором привёл законные основания, на которых мне стали известны данные о счетах Александра Валерьевича — но следователь, похоже, решил, ввиду невозможности сочинить что-то более логичное, просто всё отрицать:

Такие дела.

Поделиться
Отправить
Запинить
2 комментария
Ryan Ash

ну да, подумаешь, +- статья, какая разница. пздц.

Владимир

Продолжаем следить за твоей историей.
Ад конечно еще тот =(
Надеюсь все успешно закончится — не забывай периодически писать.

Популярное